Щедрая династия Бурылиных

Знаковой для Иванова рубежа XIX и XX веков считают фигуру фабриканта Дмитрия Геннадиевича Бурылина (1852–1924), одного из богатейших людей края.

Впрочем, известность ему принесли не только капиталы, сколько огромная тяга к собирательству. У фабриканта сложилось большое количество уникальных коллекций, которые он пополнял в течение всей жизни.

Бурылин оставил родному городу собрания монет, карт, курительных трубок, часов, икон, картины и гравюры, редких книг и многое другое. А в конечном итоге городу достались его особняк (сейчас Музей ивановского ситца), музей промышленности и искусства (сейчас Историко-краеведческий музей) и, конечно, его фабрики.

Дмитрий Геннадьевич Бурылин (1852–1924)

Старообрядцы Бурылины были крепостными. Уже тогда они занимались ткацким ремеслом. Основателем династии считается Матвей Иванович, имевший в селе Иваново «светёлку» (помещение для кустарного ткацкого производства). Его сыновья и внуки понемногу расширяли семейное дело.

Фабрика БИМ. Вид с Театрального моста.

Фото: Артем Никулин

Выбился в люди правнук Матвея Ивановича Диадор. Он основал в Иванове небольшую ситцевую фабрику. После московского пожара 1812 года, уничтожившего там все ткацкие фабрики, ивановские ткачи ожидаемо оказались в выгодном положении. Дела Диадора пошли в гору, и в 1831 году он выкупил свою семью из крепостной зависимости, а в 1844 - основал вторую фабрику в Вознесенском посаде. Бурылин жертвовал большие деньги родному городу: финансировал постройку Благовещенской церкви, торговых рядов, Дмитровского моста, народного театра в Вознесенском посаде и много чего еще. Главным же увлечением Диадора было собирательство редких книг, монет и медалей.

Оба внука Диадора – Николай и Дмитрий – как и дед, отличались деловой хваткой. Ещё мальчиками они прошли обучение на семейных фабриках как простые рабочие. Николай (1850-1928) к тому же удачно женился на дочери фабриканта Куваева и стал управляющим крупнейшей в Иванове Куваевской мануфактурой. Они с женой были щедрыми меценатами, занимались благотворительностью.

Николай Геннадьевич Бурылин

(1850-1924)

Но самым талантливым представителем семьи оказался Дмитрий Бурылин. С 1876 года он вместе с братом руководил фамильным делом. Доставшееся ему наследство смог максимально развить и преумножить. В 1880 году Дмитрий построил новые корпуса ивановской ситценабивной фабрики. В 1895 году основал крупнейшее в России хлопкоочистительное производство, которое дало возможность российскому военному ведомству не покупать такие нити и ткани за границей. На этом Бурылин несказанно разбогател.

Дмитрий Геннадьевич Бурылин (1852-1924)

Дмитрий Геннадиевич старался сделать свое производство самым передовым. Для этого он съездил в Англию. Если верить молве, он мечтал посетить и Америку и даже купил себе билет ... на «Титаник». Но, к счастью для города, из-за болезни пневмонии на корабль он так и не попал.

Дмитрий Геннадиевич был истинным патриотом своего города. По семейной традиции, жертвовал деньги на благотворительность, финансировал школы и больницы. На его деньги была отреставрирована древнейшая в Иванове деревянная Успенская церковь XVII века, к несчастью, сгоревшая в 2015 году.

Еще одной страстью всей жизни Дмитрия Геннадиевича было собирательство. Ещё ребёнком он проявлял интерес к старинным книгам и медалям в небольшой коллекции деда. Эту коллекцию он увеличил тысячекратно. Бурылин много путешествовал по Африке, Азии и Европе, откуда привозил древности и редкости. Его интересовало все: египетские мумии, персидские ткани, китайский фарфор, инкунабулы из Германии. Особенно много было привезено статуэток Наполеона из Франции, а также личные письма императора.

Фото из альбома «Выставка 1912 г. Виды музея, фабрик, юбилейные подарки».

Бурылин собрал удивительную коллекцию, сопоставимую с крупнейшими частными европейскими и американскими собраниями. Разнообразие этого частного музея поражает: картины европейских и русских мастеров, оружие, монеты и медали разных стран, собрание ситцевых тканей со всего мира, русские старопечатные книги, уникальная коллекция масонских знаков и символов. Звездой коллекции стали огромные астрономические часы (1873 г., механик Альбер Билете), показывающие время в разных часовых поясах, ход Солнца и дни недели и месяца по григорианскому, юлианскому, еврейскому и мусульманскому календарям.

Предметы из колекции Бурылина Д. Г.

Фото: Ивановский государственный историко-краеведческий музей имени Д.Г. Бурылина

Впервые собрания Бурылина были представлены публике в 1887-1888 годах в Москве. В родном городе Бурылин выставил свои сокровища лишь в 1903 году в здании женского училища. Между тем, разросшаяся коллекция перестала помещаться в возведённом в середине XIX в. дедовском одноэтажном доме.

В 1902–1903 лучший ивановский архитектор того времени А. Ф. Снурилов надстроил дом вторым этажом и переделал фасады и интерьеры в духе модерна с элементами неоклассики. В подвале и на первом этаже расположился музей, а на втором – жилые покои. Парадный зал второго этажа украшен колоннами. Сводчатые подвалы расписаны по эскизам самого владельца изображениями генеалогического древа Бурылиных.

В 1904 году Дмитрий Геннадиевич открыл двери домашнего музея для всех желающих. Через год на территории усадьбы была также построена общедоступная библиотека имени Льва Толстого.

Музей промышленности и искусства

Между тем, коллекция продолжала расти. Она стала занимать всё больше места и времени в жизни владельца. Сам Бурылин говорил:

«Музей и работа в нем – это моя душа, а фабрика – лишь необходимость».

Решено было строить новый большой музей. Его создание приурочили к двум датам: к столетию фирмы Бурылиных, а также к столетию победы над Наполеоном. 25 августа 1912 года напротив особняка Бурылина было торжественно заложено новое здание «Музея промышленности и искусства» и публичной библиотеки, спроектированное художником-архитектором П. А. Трубниковым. Дмитрий Геннадиевич посвятил музей деду Диадору, о чём говорилось в надписи на фасаде.

К 1915 году постройка была окончена. Монументальное, хоть и несколько суровое, трёхэтажное с полуподвалом сооружение выдержано в стиле неоклассицизма. Серые стены, покрытые гранитной штукатуркой, в нижнем этаже обработаны рустом.

Верхние два этажа по классической схеме объединены сдвоенными полуколоннами. Широкие тройные окна хорошо освещают музейные залы. Между окнами стены украшены барельефами в духе московского ампира, а между колоннами стоят статуи Меркурия и Минервы.

В просторных залах выставили экспонаты, не помещавшиеся в доме. Музейное собрание разделили по коллекциям: археологическую, этнографическую, нумизматическую; коллекции курительных трубок, чернильниц, игральных карт, одежды, женских украшений, икон, редких книг, часов, картин и гравюр. Музей и библиотека были общедоступными и бесплатными. По замыслу Дмитрия Геннадиевича, дом и музей должны были составлять единое целое. Они были соединены подземным ходом, украшенным цветным кафелем и барельефами, где также размещалась экспозиция.

В этот комплекс исторических зданий входит еще и особняк сына Д. Г. Бурылина Ивана, подарок отца и дяди к его женитьбе на дочери фабриканта Н.Н. Зубкова. Дом построили в 1913 на соседнем участке по проекту архитектора Московского Строгановского училища А. А. Галецкого. Угловая композиция одноэтажного здания в духе неоклассики рифмуется с соседним зданием. Очень гармоничны фасады с арочными окнами. Внутри сохранился вестибюль с лестницей и зеркальный зал. Городские легенды повествуют о втором подземном ходе, якобы соединявшем дома отца и сына, но это, скорее всего, миф.

В 1896 году Дмитрий Геннадиевич завещал свою коллекцию городу с условием, что она никогда не будет распродана или расхищена. Однако после 1917 года Бурылин лишился не только музея, но и всех фабрик, домов и капиталов. Последние годы жизни Бурылину было дозволено руководить своим музеем в качестве хранителя. Так продолжалось до 1924 года.

В тот год к Д. Г. Бурылину пришли с обыском из ОГПУ и, найдя в его комнате медали из его коллекции (которая теперь считалась государственной) обвинили создателя музея в расхищении своего же собрания! Бурылин был уволен, а вскоре умер, не выдержав потрясения.

После этого часть уникального собрания была продана за бесценок на аукционах, переплавлена или просто варварски уничтожена как «не имеющая музейной ценности».

В 1990–2000-е годы справедливость была восстановлена. Музею присвоено имя его основателя, на фасаде установлена памятная доска, в городском сквере поставлен памятник почётному гражданину, так много сделавшему для Иванова. В особняке Дмитрия Геннадиевича сейчас расположился Музей ивановского ситца, а в доме его сына – ЗАГС.

Похожие истории

Николай Львов: архитектор, интеллектуал и помещик

Восемнадцатый век — подвижный и оптимистичный. В России это время необыкновенного обновления, жадного освоения европейской культуры

Воронеж в период петровского кораблестроения

Период масштабного военного кораблестроения конца XVII — первого десятилетия XVIII века является одним из наиболее значительных и ярких этапов 435-летней истории Воронежа. И все это — благодаря колоссальной личности Петра I. В летописи государства Российского, вероятно, нет других примеров, чтобы монарх провел столько времени в провинции, целенаправленно приезжая на два месяца и более.

Былинные герои Новгородской земли

Два былинных героя есть у Новгорода: залихватский купец, путешественник, гусляр Садко и любитель кулачных боев и далеких путешествий Василий Буслаевич.