Иваново – столица конструктивизма и центр фабричной цивилизации

За последние 100 лет к городу Иваново прилагались множество идеологически нагруженных характеристик. «Красный Манчестер», «кузница пролетарских кадров», «третья пролетарская столица», «родина Первого Совета».

И, конечно же, «город невест». Такая репутация связана с обилием текстильных фабрик. Корпуса огромных фабрично-заводских сооружений до сих пор являются доминантами его центральной части. Хотя большинство текстильных фабрик закрыты или перепрофилированы, их архитектура придает городу характерный и во многом уникальный облик.

Герб Иваново

Ивановская область образована чуть более ста лет назад, в то время как все соседние регионы имеют солидную историю в качестве имперских губерний, а многие восходят и к древнерусским княжествам. Она оказалась на периферии туристских маршрутов и лишена общеизвестных объектов. При этом существенное число ее памятников заслуживает всероссийской известности.

Герб Ивановской губернии

Иваново, в отличие от своих «звездных» соседей, славен не стариной, а сравнительно недавней историей текстильной промышленности и рабочего движения. Первый Совет, первая советская фабрика-кухня, первый текстильный комбинат нового типа, жилкомбинат-гигант со встроенной инфраструктурой – вот то, что увидит и о чем узнает здесь любопытный путешественник.

«Русский Манчестер» (ак. В. П. Безобразов)

Село Иваново, о времени возникновения которого нет однозначного мнения, долгое время не попадало на страницы истории. Первое спорное упоминание о нем относится к 1561 году. Документы середины XVII века характеризуют Иваново как крупное торговое село с наличием ткацкого промысла.

Русский Манчестер

М.К.Ефимов, 1895 г.

Первую в селе Иванове полотняную мануфактуру основал в 1742 году крестьянин Григорий Бутримов. Чуть позже напротив устья Талки появилась мануфактура Ивана Грачева.

У истоков ситцепечатного производства в Иванове был Осип Соков, который, получив школу на ситценабивной мануфактуре Лимана в Шлиссельбурге, в 1787 году основал набивную мануфактуру в Иванове. Кроме нового способа крашения, делавшие ткани стойкими к линьке и выгоранию, он изменил рисунок на тканях, на которых появились роскошные вазы и распустившиеся розы.

Фабрика Гарелина

М.К.Ефимов, 1896 г.

После московского пожара 1812 года, в котором сгорели крупные столичные мануфактуры, ивановские производители текстильной продукции резко увеличили своё производство. Если в 1810 году в Иванове производилось тканей на 1 миллион рублей, то в 1817 году ивановцы поставляли тканей на 7 миллионов рублей.

В XIX веке промышленная архитектура становится основой архитектуры города вообще. Иваново стремительно растет, опережая по темпам промышленного развития не только уездную Шую, но и губернский Владимир. Во второй половине столетия село называют «русским Манчестером», оно становится центром крупной текстильной агломерации, включающей север Владимирской и юг Костромской губерний. В 1871 году Иваново объединяют с левобережным Вознесенским посадом, и индустриальный центр губернии официально становится безуездным городом Иваново-Вознесенском. На тот момент по числу жителей он превосходил губернский Владимир.


«Родина первого Совета»

Концентрация производства, сопровождавшаяся всеми характерными для промышленного гетто социальными язвами, способствовала невиданному росту рабочего движения.

Во время всеобщей забастовки в 1905 году в Иваново-Вознесенске был создан Совет уполномоченных от фабрик. Именно это событие стало во многом определяющим для города в течение большей части ХХ столетия: Вплоть до середины 1930-х участники иваново-вознесенской стачки 1905 года настаивали на первенстве созданного тогда Совета. В начале 1960-х эта версия получает официальное одобрение, и расположенное на бывшей улице Негорелой (с 1961 года Советской) здание бывшей Мещанской управы, в котором был создан Совет, становится памятником истории. С 1971 г. Иваново как город, связанный с революционной историей, становится частью всесоюзного туристского маршрута «Золотое кольцо России».

«Красная губерния» (В. И. Ленин)

«Красная» губерния – термин революционной эпохи. Его часто использовали представители Иваново-Вознесенского губисполкома и комитета партии. В 1921 г. Ленин назвал Иваново-Вознесенскую губернию «нашей наиболее промышленной, пролетарской, красной».

После захвата власти большевиками, в начале декабря 1917 г., в Иваново-Вознесенске прошел съезд Советов, профессиональных союзов, фабрично-заводских комитетов, кооперативов, городских и земских самоуправлений всего текстильного района, который принял решение подготовить материалы по вопросу образования новой губернии из нескольких уездов и волостей Костромской и Владимирской губернии. Весть об официальном утверждении губернии принесла в Иваново-Вознесенск телеграмма Михаила Фрунзе из Москвы от 20 июня 1918 года.



Телеграмма Михаила Фрунзе

20 июня 1918 года.

Председателем Иваново-Вознесенского губкома РКП(б), губисполкома и губсовнархоза одновременно стал 33 летний профессиональный революционер Михаил Фрунзе - бывший узник «Владимирского централа», организатор революционного движения ивановских и шуйских ткачей. Новая административная единица не совпадала с границами нынешней, сравнительно небольшой Ивановской области.

Большевистское руководство Иваново-Вознесенской губернии активно работало над «развитием революции» в провинции. После подавления в июле 1918 г. левоэсеровского мятежа в Ярославле Иваново-Вознесенск стал центром обширного Ярославского военного округа, а Фрунзе – окружным комиссаром.


Портрет Михаила Фрунзе

Исаак Бродский. 1929 г.


В 1929 году Иваново-Вознесенск стал участником еще одного административного эксперимента. Город стал центром огромной Ивановской Промышленной области, которая вобрала в себя территории Иваново-Вознесенской, Владимирской, Ярославской и Костромской губерний. К середине 30-х годов стало очевидным, что такой огромной территорией с многочисленным населением управлять довольно трудно, и поэтому было решено ее «разукрупнить». В 1936 году Ивановская Промышленная область была разделена и прекратила свое существование.

Что же касается концепции «Иваново – третья столица», то, скорее всего, эта идея полностью заглохла после гибели М. В. Фрунзе (1925) и казни А. С. Бубнова (1938) – самых известных выходцев из Иваново-Вознесенска в руководстве СССР.

Столица конструктивизма

Если третьей столицей Иваново-Вознесенск и не стал, то третьей столицей конструктивизма – после Москвы и Екатеринбурга – он может считаться по праву. В Иванове были возведены и сохранились практически все характерные для той эпохи типы публичных зданий и жилых домов.

Даниил Федорович Фридман (1887-1950) русский и советский архитектор, один из самых изобретательных архитекторов. Плодотворный период его творчества пришелся на начало 1930-х годов. Для Фридмана это было время поиска новых конструктивных решений и образных форм, попыток неожиданных сочетаний классических, неоклассических и модернистских элементов в архитектуре. Как раз в 1930 году завершилось строительство новаторского «Дома-корабля» – одного из лучших примеров советского зодчества тех лет.

Ключевые общественные, культурные центры города, жилые кварталы строили ведущие московские архитекторы-конструктивисты и рационалисты. Они имели возможность опробовать здесь свои идеи, и часто такие, которым пока не находилось места в Москве и Ленинграде. Иваново до сих пор позволяет увидеть новый город 1920-х. Именно здесь появились и первые экспериментальные здания новой типологии, ставшие прототипами для более поздних строек в других городах.


Яркие образцы эпохи конструктивизма

Иваново. 1920 г.

Здесь сталкиваешься с конструктивизмом, начиная с вокзала. Неподалеку – выразительный корпус текстильной фабрики «Красная Талка». Производившиеся на заводе ткани – настоящие дизайнерские шедевры; их образцы выставлены в местном музее. «Ивсельбанк» построил Виктор Веснин. «Дом коллектива», один из не столь многих в России домов-коммун, возведен по проекту Ильи Голосова. Параллельно возник экспериментальный уже не по содержанию, а по форме «Дом-корабль» (известный московский архитектор Даниил Фридман), за которым последовали построенные местными архитекторами «Дом-подкова» и «Дом-пуля». Оба предназначены (что, видимо, следует из их названий) для работников ОГПУ. Наконец, архитектурным шедевром города стали корпуса Текстильного института, построенные в духе пролетарской классики (она же «красная дорика») ее главным протагонистом и одним из столпов советской архитектуры Иваном Фоминым.

Впрочем, в Иванове можно найти и все то, что характерно для большинства провинциальных российских городов: купеческие особняки, выстроенные по столичной моде, церкви в «русском стиле», окраинные улицы с одно- и двухэтажными домиками. Такое сочетание «старины и новизны» делает его крайне интересным для любого человека, неравнодушного к сложной истории России XIX–XX веков.



Похожие истории

Почтовая служба, почтовые дороги, почтовые станции в конце XVIII — первой половине XIX века

Один из излюбленных литературных жанров конца XVIII — первой половины XIX века — это путешествия. 

Церкви Иванова. Загадочный «русский стиль» в облике Владимирской церкви и Введенского храма.

В годы Смутного времени начала XVII века село Иваново подверглось нападению польских интервентов — это одно из первых упоминаний об Иванове в источниках. Село, удобно расположенное вдоль реки Уводь, росло, богатело и обрастало церквями.

Николай Львов: архитектор, интеллектуал и помещик

Восемнадцатый век — подвижный и оптимистичный. В России это время необыкновенного обновления, жадного освоения европейской культуры