истории места люди предметы видео о проекте
Youtube Instagram Facebook VK



Истории
Экономическая повседневность большой русской усадьбы: село Влахернское при князьях Голицыных в середине XVIII века

Елена Корчмина,
Мария Аксенова
Высшая школа экономики
Высшая школа экономики
Высшая русская знать XVIII — первой половины XIX века оставила нам свои роскошные особняки и усадьбы, портреты и мемуары. Но мы до сих пор очень мало знаем о том, на какие деньги они жили и во сколько им обходилось, к примеру, содержание парадного имения, с которым у нас до сих пор ассоциируется русский XVIII век. Мы попытались найти ответ на этот вопрос в бухгалтерии подмосковного села Влахернского, более известного москвичам сейчас как усадьба Кузьминки.
Нынешним своим архитектурным обликом усадьба Кузьминки обязана в основном князю Сергею Михайловичу Голицыну (1774–1859), сыну М. М. Голицына и А. А. Строгановой.
Фото: VOSTOCK Photo

Село Кузьминки (Влахернское) попало в род Строгановых в начале XVIII века: это был подарок Петра Великого промышленнику Григорию Дмитриевичу Строганову. При разделе владений его сына, Александра Григорьевича Строганова (1698-1754), в сентябре 1757 года имение досталось Анне Александровне Строгановой, которая в этом же году вышла замуж за камергера Михаила Михайловича Голицына. И далее село оставалось во владении Голицыных почти до самой революции.


Князь Михаил Михайлович Голицын (1731–1804).
Фото: VOSTOCK Photo
Княгиня Анна Александровна Голицына (Строганова) (1739–1816).
Фото: VOSTOCK Photo

Ветвь рода Голицыных, из которой происходил камергер князь Михаил Михайлович, была одним из богатейших дворянских семейств России. Их поместья, раскиданные по всей стране, управлялись через конторы, которые находились в Москве и Петербурге. Значительная часть этих доходов, стекавшихся в обе столицы, тратилась в результате в том имении, где проживало семейство владельцев. В 1760-х годах таким имением и было Влахернское.


Кузьминки в 1903 году. На землях имения уже появились наемные дачи, но оно остается собственностью Голицыных.
Фото: VOSTOCK Photo

О том, как жила российская аристократия и на что она тратила деньги, мы можем узнать из поденных записей в приходо-расходных книгах, которые велись в каждом имении. Большинство этих источников по XVIII веку дошли до нас в личных фондах дворян в разных архивах. Такая книга по Влахернскому хранится в Москве, в Российском государственном архиве древних актов.


Последний из Голицыных, правнук Михаила Михайловича и Анны Андреевны, продал Кузьминки городским властям в 1912 году.
Фото: VOSTOCK Photo

Что собой представляло село Влахернское в 1760-е годы? В 1740 году, когда состоялась вторая ревизия (перепись мужского населения России — тех, кто должен был платить подушную подать), в селе проживало 152 души. Третья ревизия началась в 1761 году, но летом 1762-го была приостановлена на 15 месяцев. Во Влахернском она к тому времени пройти не успела, поэтому расчет податей проводился еще по данным 1740 года. В приходо-расходной книге есть запись от 12 февраля 1764 года: «в московскую губернскую канцелярию плачено с положенных по селу влахернскому во вторую ревизию душ на вторую половину 1763 году со 152 душ… по 35 копеек с души… всего 53 руб¬ля 20 копеек». Основной прямой налог империи — подушная подать — составлял 70 копеек в год, но уплачивался два раза в год, поэтому здесь и идет речь о 35 копейках с души. По данным приходо-расходных книг, подушная подать голицынских крестьян уплачивалась в срок, что в целом характерно для XVIII века: помещики предпочитали следить за уплатой подати бездоимочно и в срок, чтобы избежать неприятных визитов местных чиновников в свое имение.


Деревянный господский дом во Влахернском (Кузьминках), на перестройку которого М. М. Голицын потратил столько денег, сгорел в 1916 году.
Фото: VOSTOCK Photo

В текстах XVIII–XIX века это никогда не требовалось пояснять, но «души», о которых идет речь, — это всегда души мужского пола. У нас нет точных данных о соотношении мужчин и женщин среди крестьян Влахернского, но стандартно мы считаем это соотношение равным 50/50, поэтому приблизительная общая численность крестьянского населения Влахернского должна была составить 300 человек.


Но в летние месяцы, с приездом их сиятельств, население села увеличивалось за счет дворовых слуг — как крепостных, так и наемных. Совокупная численность дворовых людей достигала иногда 70 человек. Их содержание включало жалованье, харчевые, одежду, лечение, похороны, свадьбы. В 1764 году на это ушло чуть более 1800 рублей, или 6,4% всех годовых расходов Влахернского. Для сравнения, это больше, чем ушло на стол их сиятельств или на оплату их долговых обязательств (по 1676 рублей, 6%).


Чугунные ворота с гербом Голицыных на въезде в усадьбу появились в 1832 году. Это копия Николаевских ворот, которые спроектировал для Павловска Карло Росси.
Фото: VOSTOCK Photo

Исследователи отмечают, что в целом хозяйство Голицыных было экономным, рациональным и стабильным, и все это в полной мере относится и к поместью села Влахернское. Слаженный и продуманный механизм управления усадьбы позволял поддерживать в целом удовлетворительный финансовый баланс.

Так, в 1764 году приход денежных средств составил 27 672 руб¬ля 04 копейки, а расход — 28 275 рублей 14 копеек. Учитывая, что почти 400 рублей остались у их сиятельств с 1763 года, можно сказать, что расход ненамного превысил приход.

Однако если внимательно посмотреть на доходную часть, то всплывет несколько важных нюансов. 5% всех доходов имения составили деньги, взятые в долг. А выплаты по этим обязательствам, как мы уже упоминали, оказались в процентном отношении даже чуть выше (6% расходов). В этом отражается характерная черта экономических представлений дворян той эпохи — смешанное отношение к долгу, который расценивался в определенной степени как доход.


Конный двор в Кузьминках для князя Голицына перестроил в 1823 году архитектор Доменико Жилярди.
Фото: VOSTOCK Photo

Не отличалась особой успешностью и собственно сельскохозяйственная деятельность усадьбы. Попытки сажать хлеб оказались малоэффективны. В 1760 году во Влахернском урожаи яровых культур составили «сам-2,2», а овса — «сам-2,12». Урожай в «сам-два» означал, что собранное в два раза превышает объем посеянного. Учитывая, что из урожая нужно исключить семена на будущий посев, «сам-два» фактически только обеспечивает минимальное зерновое воспроизводство. В итоге зерно во Влахернское стали доставлять из других имений Голицыных, на что уходили деньги и время: транспортировка грузов в то время была очень дорогим удовольствием.


В приданое за баронессой Строгановой князь Голицын получил не только Влахернское, но и чугунные заводы, на которых позже будут отливаться многие украшения для усадьбы их потомков.
Фото: VOSTOCK Photo

Благодаря наличию во Влахернском водяной мельницы присылавшееся в село зерно перемалывалось на месте. Эта мельница также приносила доход хозяевам, которые сдавали ее в аренду. Но в 1764 году они выручили на этом только мизерную сумму, чуть больше 60 рублей. Транспортировка муки в то время была не очень целесообразна, поскольку при перемалывании добавлялось некоторое количество воды и такая мука плохо переносила дорогу и хранение.


В протекавшей через усадьбу реке Голедь и созданной в ней системе прудов разводили рыбу. Сено для домашнего скота изначально заготавливалось во Влахернском. Со временем поголовье скота в усадьбе выросло настолько, что своих сенных покосов на прокорм уже не хватало, — но по крайней мере само их наличие позволяло частично сэкономить. Также хозяева получали доход и с продажи излишков с огорода.


На месте родительских деревянных теплиц князь Сергей Михайлович выстроит в 1810-х годах каменную Померанцевую оранжерею.
Фото: VOSTOCK Photo

Выращивали во Влахернском растения и в оранжереях — их разведение началось еще в первой половине XVIII века. И это тоже была статья расходов.

В 1764 году садовник Шретер получил за треть года жалованья на 33 руб¬ля 33 копейки, а также на платье — 10 рублей, на пиво — 4 рубля, на говядину — 80 копеек, на муку — 2 рубля.

Другими словами, только содержание садовника обходилось Голицыным в 150 рублей в год. Хотя поначалу урожай оранжерей был мал, внимательное отношение к делу, обучение садовому мастерству и радение садовников привели к тому, что в первой половине XIX века хозяева даже начали получать доход от продажи плодов.


Каскад из четырех прудов во Влахернском восходит ко временам Михаила Михайловича.
Фото: VOSTOCK Photo

Голицыны вкладывались в обучение своих крепостных различным ремеслам. Например, в 1759 году «дворцового села Шестакова крестьянин Осип Васильевич Панов обязался контрактом обучить домового их сиятельства служителя Герасима Волокитина делать шелковые с серебром и гарусные галуны, кисти бахромы и другие вещи ценою за 50 рублей». В 1759–1786 годах с различными специалистами были заключены контракты на обучение крестьян самым разным специальностям: от слесарного, портновского и обувного дела до кровопускания, кондитерского и парикмахерского искусств и «архитекторской науки». Сам крепостной, получив такое обучение, должен был быть в состоянии обучить специализации других домашних. Так Голицыны закладывали основы для самодостаточного рационального хозяйства.


Устроителя ансамбля Кузьминок, князя Сергея Михайловича Голицына (1774–1859), современники прозвали «последним московским вельможей».
Фото: VOSTOCK Photo
За выполняемые ими работы служащие Голицыных получали жалованье. Так, за 1758 год управляющему выплатили 25 рублей, приказчику — 8 рублей, садовнику — 2 руб¬ля 50 копеек, столяру — 1 рубль 60 копеек, скотнику и рабочим — по 2 руб¬ля. Минимальное жалованье составляло 80 копеек в год. В доме в селе Влахернском по контрактам служили садовник, кучер, гуслист, кухмистр, учитель. На их оплату в 1764 году ушло 2,1% от всех расходов имения.

Содержание дворовых полностью шло на хозяйский счет: «на погребение бывшего в селе Влахернском конюха Андрея Горбунова к прикащику послано 40 копеек», «домовому Федору Чиркову на исповедь дано 5 копеек» и так далее. Иногда материальное вспоможение оказывалось и крестьянам: «суздальских вотчин крестьянину что был в косцах куплен гроб» за 40 копеек. Среди дворовых в наших документах особо выделяются расходы на «калмычку Дарью». У нас нет полной уверенности, но можно предположить, что она в этот период кормила первенца Голицыных, малолетнего князя Дмитрия Михайловича, родившегося 25 августа 1758 года. Так, 23 января 1759 года «калмычке Дарье куплена шуба китайчатая на заячьем меху 1 рубль 63 копейки, ленточек на чепец 6 копеек, шапка 25 копеек, рукавицы 20 копеек, башмаки 13 копеек, чулки 14 копеек, коробка 10 копеек, замок 5 копеек». Выплаты женщинам, которых брали для смотрения за детьми в дворянских семьях, были в это время стандартной практикой.


К концу XIX века парк Влахернского-Кузьминок превратился в излюбленное место для прогулок публики.
Фото: VOSTOCK Photo

Основные работы по дому выполнялись за отдельную плату своими крепостными или наемными людьми, чья социальная принадлежность неясна. Хозяйство Голицыных демонстрирует активное привлечение наемной рабочей силы. Как мы говорили ранее, транспортировка товаров в России стоила дорого, и далеко не всегда она осуществлялась бесплатно силами крепостных. Для подобных работ заключались подряды. Например, 3 марта 1759 года «по указу его сиятельства отправлены в Петербург в дом их сиятельств штофные зеленые золоченные конопе кресла и табуре с крестьянами архангельского села Завидова Никитой Григорьевичем Шориным на 4 подводах которым по ряде плачено по 6 рублей на подводу да посланному за смотрением оных домовому Ильи Шорину на харч дано 50 копеек». Другими словами, перевозка мебели обошлась в 24,5 рублей. Подобных договоров в год встречалось до нескольких десятков.


Литые ворота усадьбы Голицыных.
Фото: VOSTOCK Photo

Богатство Голицыных позволяло им реконструировать свои владения, благоустраивать территорию, возводить новые здания. До нас дошли контракты, заключенные с подрядчиками по селу Влахернскому в 1760–1770-х годах, когда в имении началось строительство каменной церкви и реконструкция хозяйственных построек. В основном этими подрядчиками были крестьяне. Например, в 1761 году была заключена сделка на 70 рублей, по условиям которой 15 строителей должны были закончить внутреннюю отделку храма (оштукатурить стены, укрепить потолок и купол) и возвести новую оранжерею на каменном фундаменте. В феврале 1769 года — контракт еще на 550 рублей на ремонтные работы, в которых были задействованы 40 столяров и плотников, и еще на 293 руб¬ля двое крестьян должны были поставить строительный материал. В середине мая 1769 года была заключена сделка на 60 рублей, по которой под домом должен был быть сделан каменный фундамент, а на нем сооружены десять печей, в том числе три изразцовые, с рисунками. Чуть позже, в начале 1770-х годов, за 530 рублей в господском доме села Влахернского поменяли перекрытия и кровлю, построили дом для священнослужителей и три жилых флигеля. На этих работах были задействованы более 40 рабочих вольного найма.

На строительные работы во Влахернском в 1764 году пошло 2535 рублей — около 9% всех расходов. Кроме того, еще около 1525 рублей (5,4%) потратили на строительство и ремонт в петербургском имении Голицына — другими словами, всего на эту статью за год ушло почти 15% от всех расходов. Около трех четвертей этих денег во Влахернском пошли на материалы, остальное — на оплату рабочим и извозчикам.

Данные за 1759 год позволяют судить о тратах только за первую половину года, в некоторых случаях — по сентябрь. По этой причине невозможно судить о соотношении расходов за год, но можно сравнивать размеры трат на разные статьи расхода с 1764 годом. Только на покупку материалов для строительства дома в первой половине 1759 года ушло около 3069 рублей (больше, чем все траты на строительство во Влахернском в 1764 году), и еще около 1260 рублей пошло на оплату работ. В этом же году была построена церковь, на которую истратили чуть больше 1710 рублей. Строительство в усадьбе приобрело такой размах, что с начала XIX века в селе Влахернском устроили собственное производство кирпичей.


В сравнении с другими статьями расходов на себя и свою семью князь Голицын тратил немного. В 1764 году его личные расходы составляют около 1000 рублей (3,5% всех расходов), его жены — около 500 рублей (1,8%). На каждого из трех маленьких детей уходило меньше 0,1% от всех расходов, в основном это одежда, обувь и лекарства; один раз дочери купили кукол на 15 копеек. Расходы княгини в основном шли на это же и на румяна. Сам князь, кроме одежды и обуви, один раз купил себе бриллиантовые серьги за 50 рублей.


Господский дом Голицыных во Влахернском.
Фото: VOSTOCK Photo

А вот в 1759 году траты его сиятельства Михаила Михайловича были больше. Только за первую половину года ему в Петербург перевели 3900 рублей, что неудивительно: в это время он жил в столице, а дороговизна петербургской жизни в ту эпоху была притчей во языцех. В том же году князь купил у господ Ларионовых каменный дом за 1900 рублей.


Хозяйству Голицыных приходилось и обхаживать местных чиновников, что тоже влетало в копеечку. Так, 2 января 1759 года было «куплено на почтение приказных: пива 4 вари цены 3.5, полпива 1/8 вари ценою 1.5 За провоз 10 копеек». Или 10 февраля «вотчинной колегии для секретаря Тихона Плужникова и протоколиста Ильи Вешнякова к обеду куплено вина белого 2 галенка на 60 копеек, пива англиского 2 бутылки на 1 руб., икры черной фунт на 9 коп., красной фунт на 12 коп., калачей на 2 коп., живой рыбы на 60 коп. итого 2 руб¬ля 43 копейки». Отметим, насколько откровенны эти документы: давалось точное указание на время, точную занимаемую должность, имя.


Деревянное здание господского дома во Влахернском было построено на самом высоком месте усадьбы еще при Строгановых, в начале XVIII века.
Фото: VOSTOCK Photo

Обременено расходами было и получение денег. Например, 29 июля 1764 года князь получил на свой расход из Главной соляной конторы в Москве 1489 рублей, которые привезли ему на трех подводах. Очевидно, что речь идет о медных деньгах. Из пуда меди чеканилось монет разного достоинства на 8 рублей, а 1489 рублей должны были весить почти три тонны — для трех подвод это фактически максимальная нагрузка. 25 копеек было уплачено двум сержантам, еще 10 копеек — дано солдатам за то, что они отнесли деньги из конторы до подвод для перевозки, еще 15 копеек — караульным солдатам «в почесть», да еще и сам провоз денег до Влахернского обошелся в 36 копеек. Транспортировка денег во Влахернское заняла пару часов.


Цены на продукты в 1764 году.

Литература
Маррезе М. Л. М. Л. Бабье царство. Дворянки и владение имуществом в России (1700–1861). М., 2009.

Олейниченко Е. В.Влахернское-Кузьминки: Усадебное хозяйство князей Голицыных. Социально-экономическое развитие имения во второй половине XVIII — первой половине XIX вв. Новые архивные материалы. М., 2002.

Прохоров М. Ф. Подмосковные владения князей Голицыных в середине XVIII в. // Род Голицыных в истории России. Материалы I Голицынских чтений 26 марта 1994 года. Большие Вяземы, 1995. С. 53–58.

The Princes Galitzine: Before 1917 — and Afterwards. Ed. Alexandre A. Galitzine, Christie H. Galitzine. Washington, Galitzine Books, 2002.


Похожие статьи


Андрей Серков
Николай Новиков — издатель и вольный каменщик
Значение Николая Ивановича Новикова (1744‒1818) в истории русской культуры все еще не выяснено в достаточной мере.
Петр Стефанович
Города и князья во Владимиро-Суздальской земле в X — начале XIII века
Владимир не древнейший город на территории северо-восточной Руси. Он был основан, скорее всего, в начале XII века, а стал стольным (то есть городом, где «сидел» князь и находился его «стол» — престол) только в середине столетия, при Андрее Боголюбском.
Олег Курбатов
Смоленские походы русской армии 1613–1654 годов: сколько России стоила война
Борьба за Смоленск между Россией и Речью Посполитой, двумя сильнейшими государствами Восточной Европы, более полувека (1609–1667) оставалась важным стержнем международных отношений.

Все истории