истории места люди предметы видео о проекте
Youtube Instagram Facebook VK



Истории
Строители заводов, строители России: Демидовы в XVIII веке

Игорь Юркин, 5 февраля 2021
Институт истории естествознания и техники
им. С. И. Вавилова РАН
Институт истории естествознания и техники
им. С. И. Вавилова РАН
Хозяйственное освоение огромных территорий Урала и Сибири — строительство заводов, развитие ремесел и торговли, прокладка дорог — стало одним из важнейших достижений России в имперский период ее истории. Особенно большой рывок был сделан на Урале и в Приуралье, и история этого рывка в XVIII веке непредставима без рода Демидовых. Несколько поколений этой предпринимательской династии оставили заметный след в истории открытия и освоения рудных богатств Алтая, сыграли важную роль в развитии Южного Урала и совершенно выдающуюся — на Среднем Урале.
Ревдинский завод и Угольная гора в 1933 году, через 199 лет после того, как доменная печь Акинфия Демидова дала первый чугун. Многие старейшие города Урала появились на свет только благодаря семейству Демидовых.
Фото: VOSTOCK Photo

На гербе, пожалованном братьям Демидовым в 1726 году, были изображены три рудоискательные лозы и серебряный молот.
Фото: VOSTOCK Photo

Основателем династии стал тульский кузнец-оружейник Никита Демидович Антюфеев. О первых десятилетиях жизни будущего Демидова, родившегося в Туле в 1656 году, почти ничего не известно. Но в тридцатилетнем возрасте он уже был одним из поставщиков в Москву ружей, которые делали тульские казенные кузнецы. В 1695 году Никита состоял оружейным мастером Преображенского полка, одного из первых полков русской гвардии, созданного царем Петром Алексеевичем из «потешных» солдат. Около этого времени, получив «в жалованье на оружейное дело» принадлежавшую государству «мельницу» на реке Тулице, — то есть сооружение с плотиной и колесом, которое приводилось в действие силой падающей воды. Вращение колеса приводило в действие механизмы завода. На месте мельницы Никита поставил доменный и железоделательный завод. По преданию, строить его разрешил лично Петр I, очутившийся проездом в Туле и познакомившийся там с умелым и инициативным кузнецом.


Никита Демидович Антюфеев (1656–1725).
Фото: VOSTOCK Photo
Акинфий Никитич Демидов (1678–1745).
Фото: VOSTOCK Photo

Впечатленный успехами Никиты в качестве металлурга, царь в 1702 году передал ему незадолго перед тем пущенный на Урале Верхотурский, или, как его называли позднее, Невьянский завод. Демидов отправил туда своего старшего сына Акинфия, сам же с этого времени находился в постоянных разъездах: жил то в Туле, то на Урале, то в одной из столиц. Невьянский завод они с сыном основательно перестроили. Одновременно они организовали разведку рудных богатств Среднего Урала и Приуралья, закрепляли за собой перспективные места добычи и переработки железных и медных руд.


Современный город Невьянск до 1919 года оставался частновладельческим поселением при заводе, с которого началась в 1702 году уральская эпопея Демидовых.
Фото: VOSTOCK Photo

В 1716 году Демидовы пустили первый построенный собственными силами завод на Урале — Шуралинский, а вслед за ним еще несколько.


Демидовых Тульский завод стал одним из первых металлургических заводов в России.
Фото: VOSTOCK Photo

Никита Демидов умер в 1725 году — в один год с императором Петром Великим. К этому моменту ему принадлежало семь заводов: Тульский и шесть на Урале. Одновременно подходило к концу строительство еще одного, Нижнетагильского, — в будущем самого крупного предприятия семьи. Демидовские заводы поставляли металл государству — так, на протяжении ряда лет все железо, поступавшее в Адмиралтейство, было демидовским, — продавали его на внутреннем рынке, отправляли за границу.


Своими достижениями Никита Демидов обязан организационному таланту, обширным практическим знаниям, воле, упорству, умению выстроить отношения со многими деятелями, принадлежавшими к верхушке власти в России, в том числе с главой Сибирского приказа Андреем Виниусом, первым сибирским губернатором Матвеем Гагариным, главой Военной коллегии и петербургским генерал-губернатором, ближайшим сподвижником Петра Александром Меншиковом, президентом Адмиралтейств-коллегии Федором Апраксиным. Ему доверял и сам царь, и неоднократно проявлял свое расположение.


Самым крупным предприятием династии стал завод в Нижнем Тагиле, основанный еще родоначальником Демидовых, Никитой Антюфеевым.
Фото: VOSTOCK Photo

Все свои заводы Никита Демидов передал старшему сыну, Акинфию Никитичу (1678–1745). Отец и сын составляли идеальную пару: их представления о цели, стратегии и тактике развития хозяйства совпадали. Действуя совместно, они охватывали своим влиянием обширные удаленные друг от друга территории. Со смертью отца все, что тот брал на себя, легло на плечи Акинфия. Тот блестяще преодолел все трудности и добился расцвета своих заводов — подъема хозяйства до уровня, которого позже не удалось достичь ни одному из Демидовых.


Обширную территорию на Урале, которую он контролировал и на которой хозяйствовал, на ландкартах того времени обозначали словами «Ведомство Акинфия Демидова». Свои заводы он связал дорогами с берегом реки Чусовой, притоком Камы, по которой отправлялся в центр Европейской России демидовский металл. К тульскому и уральскому районам, где уже существовали его заводы, прибавил новый в Верхнем Приобье. Расположенные там Колывано-Воскресенский и Барнаульский заводы выплавляли медь, часть которой для доочистки доставлялась по рекам на Урал. Несколько заводов Акинфий построил и в Нижегородской губернии.


Доменная печь в Нижнем Тагиле. 1910-е годы.
Фото: VOSTOCK Photo

Расширил Акинфий и ассортимент продукции своих предприятий. Как и при отце, они выпускали чугун, железо, медь и изделия из них. Разработка алтайских недр позволила ему наладить выплавку серебра, а позднее в них было обнаружено и золото. Ему принадлежали соляные варницы, он освоил производство изделий из асбеста.


Братья Демидовы родились казенными кузнецами, но усилиями Акинфия в 1726 году они со всеми потомками были присоединены к дворянскому сословию. Сам Акинфий получил со временем ранг статского советника, а два года спустя — еще более высокий ранг действительного статского советника, что по Табели о рангах соответствовало генеральскому званию.


Григорий Акинфиевич Демидов (1715–1761).
Фото: VOSTOCK Photo
Никита Акинфиевич Демидов (1724–1789).
Фото: VOSTOCK Photo

Акинфий Демидов умер в 1745 году владельцем 25 заводов, из которых 18 построил сам. Помимо огромного недвижимого и движимого имущества, ему в десяти уездах принадлежали 13 тыс. душ крепостных крестьян (учитывались только «души» мужского пола), многие из которых работали на его заводах. Памятником отцу и сыну остались в Невьянске знаменитая наклонная башня, а на полосах металла с их уральских заводов — изображение «старого соболя», клеймо, которое со временем стало восприниматься как своего рода знак качества.


В 1721 1725 годах Никита Антюфеев поставил у своего завода в Невьянске наклонную башню высотой в 55 м.
Фото: VOSTOCK Photo

Успехи Григория (?–1728), среднего сына Никиты Демидова, были значительно скромнее, чем у старшего брата, но он умер рано, не успев в полной мере себя проявить. Младшего сына, Никиту Никитича (1688–1758), отец рано отделил от своего хозяйства, наградив деньгами, домом в Туле и небольшим винокуренным заводом. Тот достиг немалых успехов. Первым собственным металлургическим заводом, недалеко от Алексина, Никита обзавелся в 1717 году. Он очень стремился на Урал, куда не пускал его отец, однако после его смерти младший сын все же сумел туда пробиться. Он владел одиннадцатью заводами — и это притом, что строил их, постоянно преодолевая сопротивление сначала отца, а затем и старшего брата. От него пошла младшая ветвь демидовского рода, также оставившая заметный след в истории российской промышленности.


Ставить на свое железо знак бегущего зверька и слово «Сибирь» придумал еще Никита Антюфеев. В народе это клеймо называли «старый соболь».
Фото: VOSTOCK Photo

Все свои заводы Акинфий Демидов хотел оставить младшему сыну, Никите. Другие сыновья, особенно старший, Прокофий, на это обижались. После смерти Акинфия императрица распорядилась разделить оставленное им наследство в равных долях. Делили 12 лет. Однако и после подписания братьями согласительных документов они продолжали ссориться, и раздел продолжался.


Ревдинская фабрика — один из заводов, заложенных на Урале Демидовыми.
Фото: VOSTOCK Photo

В результате сыновьям Акинфия достались заводские части: Прокофию (1710–1786) — Невьянская, Григорию (1715–1761) — Ревдинская, Никите (1724–1789) — Нижнетагильская. В те годы, когда определялись условия раздела, заводами управляли приказчики, братья подолгу на них не жили. А получив заводы в собственность, на Урал они так и не вернулись. Прокофий и Никита осели в Москве, Григорий — в Петербурге. Заводами братья управляли дистанционно и с разным успехом.



Прокофий Акинфиевич Демидов (1710–1786).
Фото: VOSTOCK Photo
Прокофий Акинфиевич Демидов (1710–1786).
Фото: VOSTOCK Photo

Прокофий, который за годы конфликта с отцом успел к заводскому делу охладеть, получив все же заводы, управлял ими не очень успешно. Единственный завод, который начал строить, он так и не достроил. В конечном счете он продал все свои предприятия: уральские — купцам Савве Яковлеву (Собакину), а нижегородские — Лариону Лугинину. А сам построил себе в Москве великолепный дом, где зажил барином. Главными его увлечениями стали садоводство и ботаника. Московский фольклор сохранил многочисленные истории о его чудачествах — поступках, нередко экстравагантных и чаще всего безобидных.


Другие братья считали себя обязанными сохранить заветы отца с дедом и продолжали руководить доставшимися им частями. Григорий отправил троих своих сыновей на десять лет учиться в Европу (1750–1761), где те посещали не только университеты и достопримечательности, но и заводы. Получив после ранней смерти отца по нескольку заводов, двое из них, Петр и Александр, продолжали ими управлять, третий же, Павел, вышел из числа заводовладельцев. В отличие от братьев, как и отец, живших в столице, он перебрался в Москву, где занимался науками и благотворительностью.


Павел Григорьевич Демидов (1738–1821).
Фото: VOSTOCK Photo

Но самым успешным промышленником из сыновей Акинфия оказался самый младший, Никита (1724–1789). Недаром отец именно его видел в качестве наследника своего дела. Ведя в Москве образ жизни, соответствовавший его достатку и социальному положению, он очень внимательно следил за тем, что происходит на доставшихся ему нижнетагильских заводах, — постоянно вмешивался в дела, давал многочисленные распоряжения. При нем заводы работали стабильно и качественно. Переданные единственному сыну Николаю, они составили основу благосостоянию его самого и потомков.


После закрытия Басманной больницы в 2015 году усадьба Демидова на Новой Басманной приходит в запустение.
Фото: Алёшина Оксана / Фотобанк Лори

Авторство усадьбы Никиты Никитича Демидова-младшего на Новой Басманной приписывают великому Матвею Казакову.
Фото: VOSTOCK Photo

Демидовы третьего и последующих поколений создавали замечательные городские и сельские усадьбы с прекрасными садами. Выразительный внешний облик имел московский дом Прокофия Акинфиевича Демидова у Калужской заставы, возведение которого началось в середине 1750-х годов. Его фасад настолько представителен и эффектен, что мог бы принадлежать дворцу. Несколько позже он им и стал: купленный в 1830-х годах у очередных владельцев в казну, после перестройки бывший демидовский дом стал официально именоваться Александринским летним дворцом. В настоящее время в нем находится президиум Российской академии наук.


В городской усадьбе Ивана Ивановича Демидова в Гороховском переулке сейчас находится Московский государственный университет геодезии и картографии.
Фото: VOSTOCK Photo

Дом Демидова в Гороховском переулке пережил пожар 1812 года и даже сохранил некоторые интерьеры.
Фото: VOSTOCK Photo

Брат его, Никита Акинфиевич, обзавелся в московской Немецкой слободе домом (который именовался по месту нахождения Слободским), в строительстве которого принимал участие талантливый архитектор Федор Семенович Аргунов, крепостной графов Шереметевых. Сын Никиты Акинфиевича, Николай, позже подарит это здание Дому трудолюбия. В настоящее время в нем располагается Московский государственный областной университет. Затеял новое строительство Никита Акинфиевич и в своих подмосковных усадьбах — Сергиевском (Алмазово) и Петровском (Алабино). Дом и церковь в Петровском для него проектировал Матвей Казаков, один из лучших московских архитекторов той эпохи, зодчий, без работ которого невозможно представить себе «допожарную» Москву.


Усадьба Демидовых в Большом Толмачёвском переулке в Москве.
Фото: VOSTOCK Photo

Въездные ворота усадьбы в Толмачёвском переулке.
Фото: VOSTOCK Photo

По сей день московские улицы украшают и другие демидовские усадьбы. В Толмачёвском переулке стоит окруженный красивой оградой дом, построенный сыном Прокофия Демидова Аммосом (1753–1806). Еще три дома Демидовых — потомков младшего сына основателя рода, Никиты Никитича, — находятся на Басманных улицах. Так, украшающее Новую Басманную здание бывшей Басманной больницы — в прошлом дом, принадлежавший Никите Никитичу Демидову, внуку основателя династии. Уцелел и дом Ивана Ивановича Демидова в Гороховом переулке, построенный по проекту Матвея Казакова. Он не пострадал при московском пожаре 1812 года, благодаря чему сохранил даже часть своих оригинальных интерьеров, в том числе парадные «золотые комнаты». Историки архитектуры характеризуют его как наиболее полный образец московского классицизма в архитектуре городской усадьбы. В настоящее время в здании размещается Московский государственный университет геодезии и картографии.


Дворец в имении Сиворицы под Гатчиной для Петра Григорьевича Демидова спроектировал муж его сестры, архитектор Иван Старов.
Фото: VOSTOCK Photo

Немало зданий оставили Демидовы и в Петербурге. В переулке Гривцова сохранился дом, в котором жил Григорий Акинфиевич и его потомки. Замечательные образцы усадебной архитектуры — и усадебные дома его сыновей: Петру принадлежали Сиворицы (в настоящее время в нем размещается Психиатрическая больница № 1 им. П. П. Кащенко), а Александру — Тайцы, здание в которой реставрируется. Оба дома создавались по проектам профессора Императорской академии художеств архитектора Ивана Егоровича Старова.


Подмосковная усадьба Никиты Акинфиевича Петровское-Алабино ныне лежит в руинах.
Фото: VOSTOCK Photo

Петровское-Алабино проектировал, скорее всего, Матвей Казаков.
Фото: VOSTOCK Photo

Практически каждый городской и сельский усадебный дом семейства имел замечательные сады, причем не только декоративные. Особое место в истории российской науки и культуры занимают ботанические сады Демидовых. Первый из них появился в селе Красном под Соликамском, где провел молодые годы управлявший демидовскими соляными скважинами Григорий Акинфиевич. Его сад был основан почти одновременно с ботаническим садом Петербургской Академии наук, и хотя создан он был любителем, тем не менее имел хорошую коллекцию редких растений, включая сибирские. Сад в Красном посещали участники экспедиций Петербургской Академии наук.


Александринский дворец в московском Нескучном саду был перестроен в начале XIX века из усадьбы эксцентричного ботаника-любителя Прокофия Акинфиевича Демидова.
Фото: VOSTOCK Photo

Собиранием и разведением растений еще в Туле занимался старший брат Григория, Прокофий. Позже при своем доме в Москве он завел первый частный ботанический сад в городе. За время существования сада было издано два его каталога: один составил академик Петр Симон Паллас, а другой — сам Демидов. Позднее эта территория вместе с прилегающими усадьбами получит название Нескучный сад и вольется в нынешний парк имени Горького.


Прекрасный сад с редкими растениями окружал и усадьбу Никиты Акинфиевича в Москве. При его подмосковных усадьбах также были созданы обширные садово-парковые комплексы с искусственными прудами и каналами.


Жизнь Демидовых, как и было положено людям их статуса в XVIII веке, протекала в окружении искусства. Первым из детей Акинфия коллекции произведений искусства стал собирать Никита, вложивший в это немалые средства во время путешествия по Европе в 1771–1773 годах. В этом путешествии его сопровождал Федот Иванович Шубин, крупнейший русский скульптор XVIII века, создавший ряд портретов представителей этой семьи.



Федот Иванович Шубин (1740–1805).
Фото: VOSTOCK Photo
Федот Иванович Шубин (1740–1805).
Фото: VOSTOCK Photo

С миром искусства был тесно связан живший в Петербурге Григорий Акинфиевич Демидов. Своих дочерей Григорий выдал замуж за представителей творческих профессий: Пульхерию — за архитектора, директора и профессора Академии художеств Алексея Филипповича Кокоринова, Наталью — за архитектора Старова.


Велики заслуги Демидовых и на ниве благотворительности. Еще при разделе наследства Акинфия Никитича его сыновья выделили купленную отцом коллекцию минералов, собранную известным немецким химиком и минералогом Иоганном Фридрихом Генкелем, и подарили ее незадолго перед тем организованному Московскому университету. Коллекция стала основой будущего университетского музея.


Родовая усыпальница Демидовых в Николо-Зарецкой церкви в Туле.
Фото: VOSTOCK Photo

Выдающейся щедростью на общественные нужды отличился Прокофий Акинфиевич. Значительные средства, 20 тыс. рублей серебром, он пожертвовал Московскому университету. На Московский воспитательный дом, первое учреждение такого рода в России, — 1,107 млн. Из этих денег 205 тыс. предназначались на создание при доме Коммерческого училища для купеческих детей. Позднее на нужды училища он передал еще 71 тыс. рублей. На Петербургский воспитательный дом и больницу при нем он пожертвовал 20 тыс. рублей. Всего на гуманитарные цели Прокофий Акинфиевич отдал 1,223 млн рублей серебром или, в пересчете на ассигнации, 4,282 млн рублей. За эти-то не имевшие в России прецедента общественно значимые деяния он и был возведен в чин сначала статского, а позднее действительного статского советника. Правда, дети его после этих трат хотя и не бедствовали, в число богатейших людей России уже не входили.


Литература
Кафенгауз Б.Б. История хозяйства Демидовых в XVIII–XIX вв.: Опыт исследования по истории уральской металлургии. Т. 1. М.; Л., 1949.

Краснова Е.И. Такие разные Демидовы. СПб., 2007.

Мосин А.Г. Род Демидовых. Екатеринбург, 2012.

Павленко Н.И. История металлургии в России XVIII века: Заводы и заводовладельцы. М., 1962.

Шакинко И.М. Невьянская башня: Предания, история, гипотезы, размышления. Свердловск, 1989.

Юркин И.Н. Демидовы — ученые, инженеры, организаторы науки и производства. Опыт науковедческой просопографии.М.: Наука, 2001.

Юркин И.Н. Демидовы: Столетие побед. М., 2012, 2017.


Похожие статьи


Елена Корчмина, 24 марта 2021
Сколько это стоило: перевозка грузов и почты в России во второй половине XVIII — начале XIX века
«Напиши… чтоб перестали грязь свозить с больших дорог, — наказывала 27 мая 1786 года неизвестному адресату императрица Екатерина II, — ведь свозя грязь, свозят сущий тот песок, которой составляет крепость дорог, а оставляют голой камень.
Дмитрий Лисейцев, 24 марта 2021
Самый богатый город Государства Российского: золотой век Ярославля
«По местоположению Ярославль далеко превосходит прочие: кроме получаемых им произведений от богатых пажитей и плодоносных полей, он лежит на славной реке Волге и расположен на высоком и весьма красивом берегу… Другие города не имеют ничего замечательного», — так характеризовал в конце XVI века один из древнейших городов России английский дипломат Джайлс Флетчер.
Елена Корчмина, 10 марта 2021
Экономическая повседневность большой русской усадьбы: село Влахернское при князьях Голицыных в середине XVIII века
Высшая русская знать XVIII — первой половины XIX века оставила нам свои роскошные особняки и усадьбы, портреты и мемуары.

Все истории