истории места люди предметы видео о проекте
Youtube Instagram Facebook VK



Истории
Торговые города и пограничные крепости: «пригороды» средневековой Новгородской республики

Петр Стефанович, 16 января 2021
Высшая школа экономики
Высшая школа экономики
Власть средневекового Новгорода распространялась на огромные пространства: в период расцвета республики ее земли простирались от Балтики на западе до Приуралья на востоке, от верховьев Волги на юге до побережья Белого и Баренцева морей. По площади Новгородская земля превосходила прочие древнерусские государства, однако населена и освоена она была слабо. В канун монгольского нашествия на Русь, в первой трети XIII века, в Новгородской земле было всего 14 городов, в то время как в Киевской земле, значительно уступавшей Новгородской размерами, насчитывалось 78 городов.
Собор Спасо-Преображенского монастыря в Старой Руссе был заложен в 1192 году.
Фото: Елизавета Кублицкая

В древней Руси «городом» именовали долговременное укрепленное поселение. Более узкое понятие «пригород» обозначало город, зависимый по отношению к городу-центру (столице), как правило, не имевший «стола» (престола, который мог бы занять князь) и менее населенный и богатый. Пригороды подчинялись решениям из «стольного» центра и передавали туда определенные сборы и доходы. Некоторые пригороды могли развиться в самостоятельные крупные центры и даже обзавестись собственной княжеской династией. В Новгородской земле в такой центр развился Псков, долгое время выступавший «младшим братом» Новгорода. Но большинство новгородских пригородов имели военно-оборонительное и административное значение, поддерживали колонизационное движение славян по северным просторам и служили источником материальных ресурсов властям республики, в частности, передавались приглашенным князьям для их обеспечения.


Псков со временем стал фактически независимым от Новгорода в политическом плане, но изначально тоже был одним из новгородских «пригородов».
Фото: VOSTOCK Photo

В самых ранних летописных известиях упоминаются в качестве новгородских города Ладога, Белоозеро, Изборск и Псков. Археология подтверждает, что это древнейшие городские поселения на северо-западе Руси.


Первые дома в Ладоге были построены несколько ранее середины VIII века, а крепостные сооружения — около середины IX века. Город развивался как торгово-транспортный узел на пути из Балтики во внутренние районы Восточной Европы. Население города было полиэтничным: здесь жили (постоянно или наездами) славяне и скандинавы, балты и финны, приезжие с Востока. Не позднее чем с середины X века (а вероятно, и ранее) город зависел от Новгорода, где сидел князь из династии Рюриковичей или его наместник. По сообщению исландских саг, в 1019 году князь Ярослав Владимирович Мудрый передал Ладогу с округой в качестве свадебного дара своей жене, шведской принцессе Ингигерд (Ирине).


Князь Ярослав Владимирович Мудрый
(978–1054).
Фото: VOSTOCK Photo

В XI–XV веках Ладога функционировала как сторожевой, перевалочный и таможенный пункт на пути из Финского залива через Ладожское озеро и Волхов в Новгород. Это был так называемый путь «водою» — один из двух, по которым осуществлялась связь Новгорода с городами Ганзейского союза. Когда в Новгороде в начале XII века правил князь Мстислав, сын Владимира Мономаха, в Ладоге построили новую каменную крепость (элементы которой сохранились до наших дней внутри позднейших укреплений). С середины XII века на зависимые от Новгорода финские народности в районе Финского залива (емь, ижора, карелы) усилилось давление Швеции, и Ладога выполняла важные оборонительные задачи. В 1164 году город выдержал осаду шведов. Позднее в память о победе новгородцев в Ладоге был воздвигнут храм в честь св. Георгия Победоносца. Сейчас это один из древнейших сохранившихся храмов России. С Ладогой связаны и события вокруг Невской битвы 1240 года.



Князь Мстислав Владимирович Великий (1076–1132).
Фото: VOSTOCK Photo
Князь Мстислав Владимирович Великий (1076–1132).
Фото: VOSTOCK Photo

Ладога служила и форпостом славянской (русской) колонизации Севера. Уже в начале XII века одному из авторов-составителей «Повести временных лет», который приехал с юга Руси в Ладогу, местные жители рассказывали, как из Ладоги новгородцы отправлялись в дальние походы: «суть и еще мужи старии ходили за Югру и за Самоядь» — то есть к народам за северным Уралом, предкам современных хантов, манси и ненцев.


Строительство каменных укреплений в Ладоге началось в 1114 году. Крепость заложил посадник Павел — назначенный из Новгорода правитель Ладоги.
Фото: VOSTOCK Photo

С бурно развернувшейся в IX и особенно X веках торговлей между Балтийским и южными морями связано и возникновение Пскова. В X веке при слиянии рек Псковы и Великой на месте более раннего поселения возник укрепленный детинец (Кром). В начале XXI века археологи нашли на территории древнего Пскова богатые захоронения в скандинавском стиле, так называемые «камерные погребения», датированные X веком. В летописи Псков упоминается как родной город святой княгини Ольги, происходившей, вероятно, из местной скандинавской знати. До 1130-х годов Псков находился в зависимости от Новгорода: городом управляли присылаемые из Новгорода посадники, а защита его возлагалась на новгородского князя. В 1136 году изгнанный из Новгорода князь Всеволод Мстиславич был принят псковичами, и с этого времени Псков занимает более независимую позицию по отношению к «старшему брату». Окончательно фактическая независимость Пскова от Новгорода оформилась позднее, в XIII–XIV веках. Политически Псков был полностью самостоятелен, но оставался связан с Новгородом церковными отношениями, а также формально признавал Новгород своим «братом старейшим».


Древнейший Изборск — это поселение на месте так называемого Труворова городища, которое расположено рядом с сохранившейся доныне изборской крепостью, построенной в позднее Средневековье. Поселение возникло, видимо, около середины VIII века, и его обитателями были в основном славяне. К XI веку Изборск превратился в город-крепость с каменной стеной и башней. После получения независимости Пскова от Новгорода Изборск фактически стал псковским пригородом.


«Повесть временных лет» была составлена в Киеве в 1110-е годы, но дошла до нас только в гораздо более поздних копиях.
Фото: VOSTOCK Photo

Город Белоозеро, хотя упоминается в «Повести временных лет» уже под 862 годом, фактически, как показывают археологические раскопки, возник около середины X столетия. Поселение в истоке реки Шексны недалеко от Белого озера располагалось на торговых путях на стыке двух славянских колонизационных потоков — из Новгорода и из Суздальской земли. К середине XI века второй поток пересилил, и Белоозеро стало пригородом Ростова. В XIV веке здесь обосновалась ветвь белозерских князей, выделившаяся из ростовской династии; позднее они вошли в состав двора московских великих князей.


Северо-западные и западные границы Новгородской земли неоднократно становились объектом нападений со стороны внешних врагов. Колонизация, освоение новых территорий, включение неславянских народов в сферу новгородского влияния сопровождались созданием сети крепостей, которые за свою историю выдержали не одну осаду.


В 1030 году князь Ярослав Мудрый отправился из Новгорода в поход на эстов и основал в пойме реки Эмайыги город Юрьев, получивший свое название от крестильного имени князя — Георгий. Крепость находилась рядом с поселениями местных финских народностей (кроме эстов, тут жили еще сосолы — народность, позднее ассимилированная). В XIII веке эти народности подчинились немецким колонизаторам-миссионерам. В 1224 году рыцари-меченосцы вместе с войсками рижского епископа захватили Юрьев. С тех пор город контролировался немцами и получил название Дерпт (Дорпат), ныне — Тарту в Эстонии.


Каменные укрепления в Копорье были заложены в XIII веке.
Фото: Игорь Старков

С начала XIII века Новгород усиливает контроль над территориями води, ижоры и корелы и строит крепости против шведов и Тевтонского ордена. В 1240 году на месте новгородского Копорского погоста, в 12 км к югу от Финского залива, немецкие рыцари заложили крепость Копорье и обложили данью местную водь. В 1241 году новгородцы во главе с Александром Невским вернули погост под свой контроль. А в конце XIII века новгородцы построили здесь уже свою каменную крепость, и здесь стало концентрироваться славянское население. Сейчас остатки крепости Копорье находятся в одноименном селе Ломоносовского района Ленинградской области.


Копорье — едва ли не единственная большая крепость на Северо-Западе России, до сих пор еще не дождавшаяся научной реставрации.
Фото: Игорь Старков

В землях корелы, на острове реки Вуоксы, в 1310 году был построен деревянный Корельский городок. До этого на месте города была крепость, выстроенная шведами в 1295 году и сразу разрушенная новгородцами. В писцовой книге 1500 года впервые появляется название города Корела, образованное от соответствующего именования этноса.


Крепость Корела в Приозерске. Шведские укрепления XVII века.
Фото: VOSTOCK Photo

В конце XIII — первой четверти XIV века на месте более раннего поселения был основан Тиверский городок, который прикрывал подступы к Корельскому. В 1411 году «пригород новгородский Тиверский» был взят шведами и вновь отбит новгородцами, но после этого, видимо, не восстанавливался, поскольку больше не упоминается в источниках. Остатки Тиверской крепости находятся в 3 км юго-восточнее поселка Васильево Приозерского района Ленинградской области.


Крепость Орешек (Шлиссельбург).
Фото: VOSTOCK Photo

В 1323 году у истока Невы на Ладожском озере новгородцы с князем Юрием Даниловичем построили город Орешек. Строительство крепости было важной политической акцией — она маркировала установленную «Ореховским миром» 1323 года новгородско-шведскую границу, которая проходила вдоль Карельского перешейка с юга на север по реке Сестре и далее по рекам, озерам и болотам до Ботнического залива.


Еще одной пограничной крепостью стал город Яма (Ямской городок). В 1384 году, по сообщению летописи, «поставиша новгородци город камен на Луге на Яме милостию святеи Софеи, а поспешением великаго Михаила архистратига, а благословением отца своего владыце Алексея, толко в 30 дни и в 3 дни» (то есть построили каменные укрепления за 33 дня). Город Яма, который немцы называли Ниенслот (позднее — Ямбург, современный Кингисепп в Ленинградской области), стал центром погостов Ямского уезда, которые располагались на южном побережье Финского залива, в нижнем течении реки Луги и на Кургальском полуострове.


Крепость Яма в 1635 году. Гравюра из «Описания путешествия в Московию» Адама Олеария.
Фото: VOSTOCK Photo

К 1166 году относится первое летописное упоминание новгородского пригорода под названием Луки, расположенного в верховьях реки Ловать, на границе с литовскими землями. Прилагательное «Великие» к названию города стало добавляться в летописях XV века. На месте современных Великих Лук город был основан не позднее середины XII века, а до этого времени он располагался в 4 км выше по течению. Укрепление здесь существовало как минимум с середины X века. Оно контролировало водный путь по Ловати и сухопутный маршрут из Новгорода на юг. Перенос города был связан с крупным пожаром, который уничтожил поселение в начале XII века.


В 1239 году князь Александр Ярославич с новгородцами «срубил городцы по Шелони». Строительство новых укрепленных пунктов было продиктовано угрозой со стороны Литвы: они прикрывали возможные пути вторжения в новгородские земли по долине реки Шелони и позволяли местным жителям укрыться от опасности. Ниже всего по течению Шелони было сооружено укрепление, от которого осталось городище у деревни Городок на правом берегу реки. Выше по течению, напротив впадения реки Удохи, был расположен городок Опоки, где также сохранилось городище. Еще выше по течению, на правом берегу реки, поставили Порхов (сейчас Старое Порховское городище). Четвертое укрепление под названием «Кошкин городок» был убежищем без постоянного населения. В XIV веке в процессе дальнейшей колонизации Шелонской земли были основаны еще два укрепленных пункта: Вышегород — в 25 км к западу от Шелони на реке Судоме, и Высокий городок на левом берегу верхней Шелони. В 1346 году литовский князь Ольгерд предпринял военный поход на Шелонь. Долина реки была разорена, а города Порхов и Опоки выплатили выкуп и не были захвачены. Неясно, как повлияла постройка укреплений на Шелони на маршруты литовских войск. Важнее то, что после строительства городков было создано новое направление колонизации, где стала складываться особая инфраструктура. Судя по археологическим данным, район реки Шелони был заселен именно вследствие организованных действий новгородских властей, направленных на укрепление границы.


Первое письменное упоминание укрепленного поселения под названием Демон (Демен; современный Демянск) содержится в обзоре древнерусских городов конца XIV века. Его этимология не имеет ничего общего с бесовщиной, а объясняется из древнего балтского корня со значением «грязный, топкий». Городок был расположен на реке Явонь к юго-востоку от озера Ильмень. Демон в XV столетии не раз отмечается в контексте взаимоотношений Новгорода с Москвой. В 1441 году московский князь Василий Васильевич Темный объявил новгородцам войну и пошел на Новгород по дороге, проходившей через Демон. В 1471 и 1478 годах двигался через Демон и Иван III Васильевич.


Немногочисленные крупные экономические центры в Новгородской земле представляли Руса, Новый Торг и Волок Ламский.


Слияние Полисти и Порусья в центре Старой Руссы.
Фото: VOSTOCK Photo

В 14 км к югу от озера Ильмень, при слиянии рек Полисть и Порусья, располагается город Старая Русса (в древности — Руса). Первое упоминание его в летописях относится к 1167 году. Но город существовал и ранее. Так, новгородская берестяная грамота № 526 второй трети XI века сообщает о должниках из числа рушан: «Боян из Русы должен гривну, Житобуд из Русы должен 13 кун и гривну процентов по кредиту». Археологи говорят, что город появился на рубеже X–XI веков.


Руса возникла как торгово-ремесленное поселение, связанное с добычей соли из открытых источников. Археологические напластования XI века уже полны фрагментами противней для выпаривания соли (цренов). В одной только усадьбе найдено более 200 бирок — небольших деревянных палочек с зарубами, которые использовались для различных подсчетов. В Русе найдены десятки западноевропейских товарных пломб. Среди интересных находок, иллюстрирующих экономические связи населения Русы с Западом, — чаша первой половины XII века и кожаная туфля западноевропейского покроя XV века. Не исключено, что эта чаша попала в Русу через Готланд.


Спасо-Преображенский монастырь в Старой Руссе.
Фото: VOSTOCK Photo

В 1192 году игумен Мартирий основал в Русе Спасо-Преображенский монастырь, а через год стал новгородским архиепископом. На фундаменте каменного Спасского собора, возведенного при Мартирии, в XV веке построили новый храм (сохранился до наших дней). Период XIV–XV веков стал для Русы временем расцвета: некоторые из построенных в это время храмов до сих пор остаются главными достопримечательностями города (церкви св. Георгия и Благовещения, св. Мины).


В почве Русы сохраняются органические остатки, в том числе берестяные грамоты. Одна из таких грамот (№ 40), последней четверти XIV века, позволяет увидеть повседневность рушан. Оксинья и ее муж Анания приглашали родственников, Родиона и Татьяну, на свадьбу в Новгород. Оксинья просила сестру Татьяну быть распорядительницей на свадьбе.


Борисоглебский монастырь и река Тверца в Торжке.
Фото: VOSTOCK Photo

В среднем течении реки Тверцы на границе с Суздальской землей возник город Торжок, известный также как Новый Торг. Он контролировал важный для Новгорода хлебный торговый путь, шедший по Тверце с юга. В летописи впервые город упомянут в 1139 году, однако, судя по археологическим данным, он существовал гораздо раньше. С рубежа XII–XIII веков Торжок стал своего рода трамплином для князей, претендовавших на новгородское княжение. В Торжке действовало совместное управление, которое было представлено с новгородской стороны посадником, а с княжеской — наместником. Княжеская резиденция находилась на Верхнем Городище, а боярский центр со Спасо-Преображенским собором и вечевой площадью был на Нижнем Городище.


Главным инструментом князей в политической борьбе с Новгородом стали хлебные блокады, которые они организовывали, занимая Торжок. В 1215 году город пострадал от конфликта между владимирским князем Ярославом Всеволодовичем (отцом Александра Невского) и новгородцами. Князь ушел из Новгорода в Торжок, взяв в плен около 2000 новгородцев. Ситуация усугубилась тем, что мороз уничтожил все всходы на Северо-Западе. Зная это, Ярослав перекрыл в Торжке подвоз хлеба. В Новгороде начался сильный голод: по словам летописца, люди начали употреблять в пищу сосновую кору, липовый лист и мох. Мертвые тела наполнили торговые площади и улицы Новгорода, поля в его округе. Отчаявшиеся горожане отправили в Торжок посольство во главе с посадником, но Ярослав захватил в плен не только всех переговорщиков, но и новгородских купцов, оказавшихся поблизости. Новгородцы обратились к князю Мстиславу Мстиславичу из смоленской ветви Рюриковичей, который княжил у них ранее и теперь согласился заступиться. 11 февраля 1216 года он пришел в Новгород и отправил в Торжок ультиматум: Ярослав обязан покинуть город, отпустить всех пленных и заключить с Мстиславом мирный договор. Ярослав действительно ушел из Торжка, но предварительно конфисковал имущество пленных, а их самих в кандалах заточил по суздальским городам. Мстислав произнес слова, которые позднее понимали символически: «Да не будет Новый Торг Новгородом, ни Новгород — Торжком». Смысл их был следующий: Ярослав, обосновавшись в Торжке, пытался оттуда диктовать свою волю новгородцам, но Новгород никогда бы не смог находиться под властью Торжка, который был всего лишь одним из его пригородов.


Старейшая постройка Волоколамского кремля, белокаменный Воскресенский собор был заложен в конце XV века.
Фото: VOSTOCK Photo

Под 1134 годом в летописях впервые упоминается Волок Ламский (ныне Волоколамск Московской области). Город расположен на реке Городне в 2 км от ее впадения в реку Ламу. Это был самый южный пригород Новгорода. Здесь шел путь из Новгородской земли в Суздальскую. Владимиро-суздальские князья во второй половине XII века нападали на Волок Ламский во время конфликтов с Новгородом, стремясь контролировать важный торгово-транспортный узел. В итоге город был разделен на две части, и в нем стали управлять два наместника — княжеский (владимирский) и новгородский.


О некоторых новгородских пригородах республиканской эпохи мы знаем только по отдельным упоминаниям. Под 1196 годом в Новгородской первой летописи речь идет о Бежичах как главном поселении волости под названием Бежецкий верх. Известны города Моравиин (1234), Олонец (1228) и Вологда (1272); два последних развились позднее, уже после падения новгородской независимости, в крупные центры.


Начиная с последней четверти XIV века Новгород стал приглашать литовских и русских князей для управления пригородами на правах «кормления». Так, в 1383 году в Новгород прибыл пинский князь Патрикий Наримантович. Ему дали в управление Орешек, Корелу, половину Копорья и Лужское село. После конфликта Патрикия с жителями Орехового и Корельского городков в 1384 году новгородцы дали ему взамен Русу и Ладогу. В 1404 году смоленский князь Юрий Святославич вместе с сыном Федором и вяземскими князьями Симеоном и Владимиром Мстиславичами бежали в Новгород. Новгородцы дали Юрию в кормление 13 пригородов. Подобным образом обеспечивались и другие князья вплоть до 1470-х годов.


Князья должны были «кормить», конечно, в первую очередь не себя лично, а своих людей — знать, воинов, слуг (на военную силу князей рассчитывали и новгородцы). Таких людей могло быть немало. Так, в феврале 1461 года из псковского кормления в Литву отправился князь Александр Черторыйский в сопровождении «двора его кованой рати боевых людей 300 человек». В ноябре 1470 года в Великий Новгород из Литвы прибыл Михаил Олелькович, с ним «людей много сильно».


После вхождения Новгорода в состав Русского государства отношения Новгорода и бывших его пригородов изменились. Новгород теперь сам, как и другие города Руси, подчинялся верховной власти — московским великим князьям. Новгородские пригороды управлялись теперь из Москвы, которая могла преследовать свои цели — прежде всего, военно-стратегические. Так, в последней четверти XV века, незадолго до переписи населения Новгородской земли, была расширена территория города Корелы. Заселение новых земель Корелы шло за счет славян-мигрантов и карелов из сельской округи. По писцовой книге известно, что в Кореле проживали люди с прозвищем «москвич». Они появились здесь, вероятнее всего, в результате политики «испомещения», которую проводил Иван III после присоединения Новгорода. Увеличилась и территория Ладоги. Здесь, кроме того, были перестроены укрепления: была удвоена толщина крепостной стены, на 4 м поднята ее высота, сооружены пять пушечных башен высотой 16–19 м. Московские власти стали основывать и новые города: например, в 1490-е годы был построен Ивангород — крепость напротив ливонского города Ругодив (Нарва), получившая название по имени великого князя.


Постройка Ивангорода сопровождалась колоссальными инженерными работами, о чем свидетельствуют результаты археологических изысканий. В конце 1495 года к Ивангороду была прорублена широкая дорога, которая, вероятно, начиналась в Яме, что превращало обе крепости в единую оборонительную систему. Население Ивангорода в конце XV века формировалось за счет притока выходцев из разных земель Руси — Новгородской, Псковской, Московской. Столь масштабные мероприятия, связанные с привлечением разнородного населения для строительства и боевых действий, были новшеством для Северо-Западного региона. Они вписывались в политику московского государя, направленную на укрепление рубежей Руси и исходившую из общерусских интересов. Укрепление и расширение некоторых бывших новгородских пригородов, упадок других, появление новых городов (таких как Ивангород) — все это стало знаком конца новгородской независимости и образования единого Русского государства.


Редакция выражает признательность за помощь в написании материала Борису Чибисову (Тверской государственный университет)


Литература
Белецкий С. В. Начало Пскова. СПб., 1996.

История Карелии с древнейших времен до наших дней. Петрозаводск, 2001.

Лабутина И. К. Историческая топография Пскова. М., 2011.

Янин В. Л. Средневековый Новгород: очерки археологии и истории. М., 2004.

Янин В. Л. У истоков новгородской государственности.Великий Новгород, 2001.


Похожие статьи


Елена Корчмина, 24 марта 2021
Сколько это стоило: перевозка грузов и почты в России во второй половине XVIII — начале XIX века
«Напиши… чтоб перестали грязь свозить с больших дорог, — наказывала 27 мая 1786 года неизвестному адресату императрица Екатерина II, — ведь свозя грязь, свозят сущий тот песок, которой составляет крепость дорог, а оставляют голой камень.
Дмитрий Лисейцев, 24 марта 2021
Самый богатый город Государства Российского: золотой век Ярославля
«По местоположению Ярославль далеко превосходит прочие: кроме получаемых им произведений от богатых пажитей и плодоносных полей, он лежит на славной реке Волге и расположен на высоком и весьма красивом берегу… Другие города не имеют ничего замечательного», — так характеризовал в конце XVI века один из древнейших городов России английский дипломат Джайлс Флетчер.
Елена Корчмина, 10 марта 2021
Экономическая повседневность большой русской усадьбы: село Влахернское при князьях Голицыных в середине XVIII века
Высшая русская знать XVIII — первой половины XIX века оставила нам свои роскошные особняки и усадьбы, портреты и мемуары.

Все истории